Туристы на Камчатке трое суток спасались в торчащем из воды автомобиле

Почему в этом крае так часто гибнут путешественники

Целая серия трагедий с туристами произошла в августе на Камчатке. Вот хроника последних неделью 12 августа – упал в Курильское озеро вертолет компании «Витязь-Аэро», погибли 8 человек. 18 августа – при восхождении на вулкан Ключевской сорвались в пропасть и погибли двое туристов, в том числе депутат из Краснодарского края. 20 августа – турист сорвался в пропасть при восхождении на вулкан Толбачек, он госпитализирован. О ситуации мы поговорили с руководителем ЦУКС ГУ МЧС по Камчатскому краю полковником Константином Павловым.

Во всех описанных случаях работу оперативных служб координировал именно Центр управления кризисными ситуациями камчатского Главного управления МЧС, где мне удалось побывать.

Туристы на Камчатке трое суток спасались в торчащем из воды автомобиле

Константин Павлов

— Какая сейчас обстановка в районе крушения вертолета Ми-8 в Кроноцком заповеднике?

— Наверх подняли тела всех погибших в катастрофе, — говорит полковник Павлов. — Тела извлекали из фюзеляжа судна с помощью глубоководных аппаратов Минобороны и водолазов. Внутрь вертолета удалось проникнуть, когда с помощью спецтехники вскрыли его заднюю створку. 

Сложность работ объяснялась, конечно же, глубиной залегания обломков — примерно 110 м. Само место падения находится в полукилометре от берега. Следующий этап — подъем корпуса судна, обломков, а далее разбираться уже будут следователи. Из-за сильного волнения на акватории поисковые работы приходилось периодически приостанавливать.

— Жизнь региона часто зависит от погоды?

— Не то слово! Мы здесь живем совсем по-другому, чем вы в Москве. Вот у вас человек вышел из дома, какие опасности ему угрожают? Попасть в ДТП, столкнуться с преступностью. А мы все здесь зависим от природы. Я сам родился в Елизове, рядом с городом Петропавловском-Камчатским. Вырос на сопках. Нас учили выживать в походах, варить суп из одуванчиков. Для нас в лес пойти — это повседневная прогулка. Но я, как коренной житель, конечно, знаю, что там можно встретить, например, медведя, поэтому предпринимаю определенные меры. Нельзя ходить без защиты.

— На днях мы поднимались на сопку на высоту 950 м к Бабьему камню в районе Карымшина. По дороге увидели множество свежих медвежьих экскрементов. У нас с собой были свистки, с нами шла собака, но мы ощущали страх. Мы что-то сделали не так?

— Да вам просто повезло. С природой не шутят. Во-первых, вы обязаны были зарегистрироваться в нашей службе, предоставить нам маршрут. Возможно, мы бы его скорректировали. Во-вторых, вам нужна была защита от медведя для ближнего боя. Как минимум фальшфейер горением не меньше минуты. А лучше специальный перцовый баллон.

Когда ко мне приезжают гости и просят поводить по красивым местам, я этот баллон беру в первую очередь. Медведь обычно шарахается от запаха и резкого звука. Как правило, встречи с мишками бывают неожиданными как для вас, так и для него. Первые минуты он приходит в себя, оценивает ситуацию и только потом может проявить агрессию. По сути, он ведь тоже трусливый, пугается вначале. Вот этой паузой и нужно воспользоваться для того, чтобы выдернуть чеку и отпугнуть струей. Этого будет достаточно, чтобы зверь убежал.

Вас в какой-то степени выручила собака, а вот свистом вы, наоборот, только призывали косолапого. Он ведь очень любопытный. Есть тут у нас зверек — тарбаган (сурок), медведь им интересуется. Так вот он тоже посвистывает. Про свистящих туристов у нас шутки ходят: мол, свистите больше — наши медведи будут сытые и довольные.

— Даже если мы зарегистрируемся в вашей службе, как мы сможем связаться с вами, ведь мобильная связь на маршрутах, как правило, отсутствует?

— Да, со связью — большая проблема. Но мы вас услышим. Как? Это уже наши секреты. Туристы идут в лес, карабкаются на сопки, забираются на вулканы и думают, что бессмертны, что это игра, а Камчатка не шутит. Здесь все серьезно. У нас каждый день что-то происходит, люди попадают в трудные ситуации, пропадают. Если в первые сутки человека не находишь, как правило — все! Он пропадает без вести.

— И есть свежие примеры?

— Сколько угодно. В поселке Палана группа ушла собирать дикоросы. И вот одна из женщин пенсионного возраста просто пропала на удалении 9 км от населенного пункта.

Что делать? Нужно было скоординировать район поиска, выработать рекомендации для принятия решения. Глава Паланы созывает комиссию по ЧС, принимает решение выделить деньги для экипировки волонтеров. Нужно было собрать максимальное количество людей, чтобы сократить сроки поиска. Ведь даже если у человека есть мобильник, то он бесполезен — нет связи. Сами люди не считают нужным нас оповещать, куда конкретно направились.

А критичность первых суток — актуальна всегда. Если человеку стало плохо, он упал и долго лежит без помощи, замерз, уснул и не проснулся. Мало шансов его спасти. Не дай бог, его медведь нашел, чуть погрыз, потом прикопал. И все! Человека уже не найдешь. Сколько людей вот так пропадает без вести! Но женщину через 10 часов благодаря большому количеству волонтеров все-таки нашли. Она уже подмерзла, ее доставили в больницу, спасли. Система сработала. Человек просто случайно отстал от группы. Повезло, что в этой ситуации позитивная развязка. Но бывает, когда уже поздно.

— А второй случай со счастливым концом?

— Да, но история была сложнее и опаснее. В начале августа нам позвонил мужчина — его коллега должен был выйти на работу, но на рабочем месте не появился. Телефон не прозванивался. Мужчина запереживал, у него была только информация, что сотрудник вместе с женой собирался на отдых в Налычевскую долину и планировал вернуться 31 июля.

Звонок поступил к нам, когда мы занимались эвакуацией шведских туристов. Я сверил даты — прошло несколько дней с их исчезновения. Честно говоря, внутри себя я решил, что случилось что-то страшное, но в любом случае требовалось срочно принять решение. Мы понимали, что прошло уже несколько суток. При потере людей в природной среде поисково-спасательные работы состоят из нескольких этапов: сбор информации, определение зоны поиска и привлечение рук и ног. То есть конкретные спасатели направятся в нужный район — искать по своей технологии.

Мы начали сбор сведений о местонахождении пропавших. Увы, люди, отправляясь в путешествие, не любят делиться информацией, поэтому ее тяжело добыть. Через пару часов с момента звонка удалось связаться с егерями природного парка «Вулканы Камчатки», которые подтвердили, что семейная пара была здесь и выехала в сторону Петропавловска.

Но возник вопрос: по какой дороге они поехали? Кто-то сказал, что ребята были на машине, а это один маршрут. Другие сообщили, что супруги бросили машину в Пиначеве, а далее пошли пешком. Это уже совсем другая дорога. В обоих случаях расстояния огромные. Где искать? Время идет.

Достали подтверждение, что они продлили пребывание в парке на несколько дней и все-таки уехали на машине. Далее мы проверяем, какие опасности поджидали их на пути следования. Выясняем, что район верховья рек (а они на своем пути должны были пересечь три реки) незадолго до их выезда накрыл циклон. Прошли сильные дожди, и реки вышли из берегов. Штаб продолжает мозговать дальше. Машина, на которой передвигались туристы, не была достаточно проходимой, особенно в случае подъема уровня воды. И если, двигаясь в сторону Налычевской долины, туристы как-то смогли форсировать реку, то после дождей, возвращаясь обратно, могли застрять именно в районе этих рек. Дорога в эти места непростая.

Далее мы выясняем, какие спасатели специализируются по бездорожью. Где есть автомобили, способные ездить по пересеченной местности. Есть у нас такие ребята, я их называю «Барсы». Они прекрасно ориентируются на местности. Это сотрудники краевого поисково-спасательного отряда КГКУ ЦОД. 

Мы им поставили задачу, и на поиски отправилась их дежурная смена. Через 6 часов ребята пропавших нашли, живых. Спустя трое суток! Уникальный случай. Супруги оказались закрыты между реками. Одну реку машина прошла, а на второй застряла в камнях. Там было сильное течение, машину снесло, она заглохла. Несколько дней люди прожили в автомобиле, торчащем из воды. Несколько суток страха и лишений. Жутко представить. Машину завести не получилось, спасенных людей доставили в Петропавловск на вездеходе. Это счастье, что все закончилось благополучно. Система опять сработала.

Со словами «как руководитель, я должен видеть всю Камчатку, все ее характерные опасности» Константин Павлов ведет меня из своего кабинета в просторное помещение с огромными мониторами. Именно здесь, в ситуационном зале, сотрудники ЦУКС держат руку на пульсе всего Камчатского края.

— Здесь собирают информацию и принимают жизненно важные решения?

— Да, конечно. Здесь 11 рабочих мест и собраны люди с разными направлениями работы. У каждого свои обязанности. Но в общей сложности все они работают как единое целое, создают прогнозы.

Ежедневно они дают сводку по угрозам ЧС на сутки. Весь коллектив управляет, координирует силы и средства. Вот на большом мониторе мы видим, что сегодня был пепловый выброс на вулкане Карымский. Мы указали, в какую сторону был непосредственный выброс пеплового шлейфа, на какое расстояние, была ли угроза населению. Такие выбросы опасны для астматиков, для открытых водозаборов, трансформаторных подстанций (может произойти короткое замыкание).

А вот уголок синоптика — мы отслеживаем, как движутся циклоны и предупреждаем население о возможных стихиях за несколько дней. По защищенному каналу от пограничников мы подключены к наблюдениям за надводной обстановкой. Видим, как двигаются морские суда, сколько их. Если навести курсор на каждое из них, можно получить подробную информацию о судне. Вот это, например, приписано к порту Владивосток.

Нам интересно в первую очередь знать, если вдруг случится ЧС на воде, какой транспорт находится ближе всех к месту происшествия. Помощь потребуется оказать как можно быстрее.

А вот еще одна карта, по которой можно спрогнозировать сход лавин. Недавно извергался Ключевской вулкан, мы прогнозировали, как пойдут селевые и лавовые потоки. Определяли, есть ли опасность для населенного пункта. Видите монитор — сейчас в режиме онлайн в 7 утра по Москве началось селекторное совещание. Каждое утро уточняется обстановка по всей России, далее озвучиваются сводки по округам: где-то паводки, где-то пожары, крупные ДТП.

Вот информация от службы 112. Мы также подключены к Камчатскому филиалу геофизической службы (Камчатский филиал ФИЦ «Единая геофизическая служба РАН»). Если курсор навести на точку, сразу будет видно, какое землетрясение на какой глубине произошло, определяем дальность от станции наблюдения. Трясет потихоньку ежедневно, Земля ведь дышит, но эти толчки не ощущаются — они слабые — магнитудой 4,1 –4,6. Это нормальная ежедневная ситуация. Не так давно было землетрясение в районе Аляски магнитудой больше 8. Даже рассматривался вопрос угрозы цунами. Но мы отменили это предупреждение, т.к. волна пошла в другую сторону.

— Угроза землетрясений характерна для вашего региона. Пожалуй, это отдельная тема.

— Конечно. Как заместитель председателя Российского экспертного совета по оценке сейсмической обстановки по Камчатскому краю вместе с учеными мы собираемся на еженедельных совещаниях. Большие умы докладывают о своих опасениях, озвучивают результаты наблюдений. А моя задача — в правильном ключе донести их позицию до правительства края, до населения. Надо сделать это так, чтобы не было излишней паники, но люди знали бы, как себя вести, в случае если начнет реально трясти. Это большая работа. Памятку-инструкцию регулярно даем в СМИ. Таким образом мы готовим людей, как действовать в случае ЧС.  

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика