Нефтяные госкорпорации майнинг попутал

Нефтяные госкорпорации майнинг попутал

Российские нефтяники хотят заработать на майнинге. Минпромторг, Минцифры и Банк России (ЦБ) уже обсуждают проект российских нефтекомпаний по добыче на их месторождениях криптовалюты.

В России закон, регулирующий порядок оборота цифровых валют, все еще не принят. Поэтому нефтяные компании прощупывают криптоперспективу через Минпромторг. Это министерство направило в Минцифры и ЦБ письмо с просьбой дать свои отзывы на возможность использования российского оборудования на нефтяных месторождениях для майнинга криптовалюты, сообщает «Коммерсантъ», раздобывший текст послания.

Речь идет о применении попутного нефтяного газа (ПНГ) для генерации электроэнергии. Она пойдет в близлежащие центры обработки данных (ЦОДы), на мощностях которых, в свою очередь, нефтяники смогут «добывать» криптовалюту. Минпромторг просит ЦБ сообщить, правомерна ли такая идея.

Главный аргумент такой — механизма должен повысить эффективность использования природного газа в тепловой генерации за счет гибридных модулей «добычи» цифровых валют, говорится в письме. Для реализации проекта предполагается организовать в России производство соответствующих энергетических установок с возможностью последующего экспорта.

На майнинге криптовалюты нефтяниками сможет заработать и государство, считает эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков:

— Нефтяники открыто говорят, чего они боятся — криптовалюты в России не запрещены, но с другой стороны, не понятно, как на это смотрит государство. Это вопрос регулирования. Поэтому нефтяники лучше переспросят, потому что для них майнинг криптовалюты дело не основное. Если оно хоть как-то помешает основному бизнесу, то это будет очень негативно. Если им скажут — нельзя, ну, что же… А если скажут — можно, значит они получат хорошую добавочку к основной деятельности. И, главное, это даже поможет их основной деятельности, потому что есть требование к ним со стороны государства утилизировать, то есть, как-то использовать 95% попутного нефтяного газа (ПНГ). Его можно перерабатывать в энергию, то есть поставить на месторождениях электростанции, которые будут работать на этом попутном нефтяном газе. Нефтяники это делают, но им электричество в таком объеме не нужно.

«СП»: — А продавать его?

— В том-то и дело, что зачастую месторождения отдалены от потребителей, Россети не построили туда электромагистрали, поэтому нефтяникам самим надо это обустраивать. И вот возникает вопрос, вроде требования есть по утилизации 95% ПНГ, построены электростанции, снабжающие полностью объекты компаний на месторождениях электричеством из ПНГ. А дальше это электричество не нужно в таких объемах. Если рядом есть населенный пункт и можно туда поставлять, как-то договариваться, чтобы туда электроэнергия уходила. Но если населенный пункт далеко, они начинают прикидывать — сколько будет стоить построить сети? И тут дилемма: понести дополнительные затраты на это строительство или просто сжечь лишний ПНГ и заплатить штраф? Последний вариант нередко оказывается дешевле.

ПНГ — это ценный продукт, сырье для нефтехимии. Но для его переработки опять же надо строить инфраструктуру. Компании потихоньку к этому идут. Часть компаний отправляет ПНГ на переработку. Часть — самостоятельно выделяет ценные компоненты: метан отдает в трубу Газпрома, а остальные фракции как-то по-другому использует. Но все равно этого ПНГ много. И ряд компаний до сих пор не достигли показателя 95% утилизации. А многие видят вот в этом варианте майнинга способ достичь 100-процентной утилизации ПНГ. Поставил электростанция, часть электроэнергии забираешь на собственные нужды, а все остальное направляешь на майнинг. И вот ты в беспроигрышном варианте. Поэтому нефтяники этот вариант рассматривают, решая задачу, как утилизировать ПНГ и не остаться в минусе. Поэтому и спрашивают правительство, можно ли это делать.

«СП»: — Есть прогноз, каким будет ответ?

— Вопрос в том, что надо ли это нашим бюрократическим структурам. Минфин скажет: а как это администрировать, контролировать т.д., в законодательстве не прописано четко, что это такое, поэтому — мы против. А в принципе, идея красивая. Если по-умному к этому подойти, то государство тоже может на этом заработать. К примеру, введет налог на майнинг нефтяных компаний. Или сделает эти средства (от майнинга) целевыми, например, обяжет компании вкладывать их в модернизацию НПЗ. Или на повышение зарплат, что, конечно, маловероятно. Или в ту же самую геологоразведку. Государство может таким образом, не тратя своих денег, стимулировать инвестиции в модернизацию нефтедобывающей отрасли и развитие геологоразведки. Все будут в плюсе.

Аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев настроен более скептически:

— В Банке России понимают, какие риски несет в себе криптовалюта. Сколько бы ее не хвалил Илон Маск, криптовалюта, по сути, не обеспечена ничем. Кроме количества операций, которые были с ней совершены, материального обеспечения она не имеет. Поэтому это в чистом виде воздух. На криптовалюте можно зарабатывать спекулятивно, но надо иметь ввиду, что если у вас какой-то актив не обеспечен ничем другим, кроме спекулятивных операций, то при каких-то обстоятельствах этот актив может схлопнуться до нуля. За день. Вот с долларом такого не может быть. И даже с турецкой лирой такого не может быть. По-моему, даже с мозамбикским долларом такого не может случиться, чтобы сегодня он был, а завтра его уже нет.

А вот с криптовалютой подобное вполне возможно. Она ничем не обеспечена. Поэтому я являюсь не противником, но осторожным скептиком в отношении криптовалют. До тех пор, пока они не войдут в нашу жизнь настолько плотно, что будут обеспечены, ну, пусть не товарами, но хотя бы какими-то государственными гарантиями, доверять им рано. Вот когда криптовалюта станет настолько популярной, что центробанки крупных стран мира станут выдавать гарантии под криптовалюту, вот тогда — да, ею можно расплачиваться, держать ее у себя в портфеле, накапливать, майнить и т. д.

«СП»: — Но в России-то криптовалюта не запрещена.

— Но и не признана. Криптовалюта — это пока воздух. А майнинг — это перевод энергии в «греем воздух». Потому что это будут работать тысячи или даже десятки тысяч винчестеров, которые будут непрерывно совершать эти операции, расходовать энергию вообще-то в никуда, создавая валюту, которая может в любой момент исчезнуть. А ведь сейчас энергетический кризис, и если ребятам некуда продать электроэнергию, уж коли они хотят не просто сжигать попутный газ, а получать на нем электричество, то пусть продают это электричество.

Продавайте его в Китай, где две трети провинций испытывают периодическое отключение электроэнергии. Недавно китайцы просили ИнтерРАО увеличить поставки электроэнергии. Они покупают у нас газ дороже, чем Европа. Готовы возобновить угольную генерацию, которая испытывает дикую нехватку этого топлива после скандала с Австралией. То сеть, они на все готовы — продайте китайцам электроэнергию, полученную из попутного газа, это же живые деньги, на которые можно купить что-то реальное. На мой взгляд, эту электроэнергию из ПНГ выгодно продать на рынке тому, кто готов за нее платить, чем майнить, по сути, воздух.

«СП»: — Нефтяники ссылаются на нерентабельность доставки как самого попутного газа, так производимой из него электроэнергии из-за отдаленности месторождений.

— А майнить криптовалюту рентабельно? Придется кормить тех, кто создает необходимые сервера, которые будут крутиться на майнинговых фермах. Да, что там фермы, для серьезного промысла в этом деле потребуются целые заводы — это тоже потребует немалых вложений. Но как тут сравнивать вложения в создание инфраструктуры для добычи виртуальных денег и инвестиции в логистику для транспортировки электроэнергии за вполне реальные деньги?

Криптовалюта взлетает плюс 100%, потом падает в минус на 50%, потом еще на 70%. Да она у них рухнет в четыре раза, и вот тогда они сядут считать рентабельность. И тогда прослезятся. И, не дай бог, попадутся под горячую руку регуляторам. Поэтому нефтяникам, да и не только им, лучше заняться реальным производством. Доходы населения падают. Люди испытывают реальную нужду. Вот, где нужно приложить усилия, деловую хватку и финансовые средства. Чем испытывать удачу в виртуальном мире, лучше поискать ее, направив средства на развитие зачахшей геологоразведки, на поиски новых месторождений. И, конечно, на развитие технологий извлечения природных ресурсов. Мы ведь страна безумно богатая ресурсами, и в том числе энергоресурсами. И пока они дорого стоят, их нужно продавать, чтобы покупать на это что-то нужное для производства, для развития экономики страны.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика