Суд: Смерть по неосторожности — не повод для более сурового приговора

Прокуратура Москвы обжаловала приговор 19-летней Валерии Башкировой, сбившей троих детей на пешеходном переходе, двое из которых погибли. Надзорное ведомство настаивает на более суровом наказании, хотя приговор суда и так мягким не назовешь. С чем может быть связана такая «кровожадность» прокуроров? Как считают эксперты, и как ранее писала «Российская газета», скорее всего, с тем, что дело резонансное и привлекает внимание СМИ.

 Суд: Смерть по неосторожности - не повод для более сурового приговора

Фото: Пресс-служба Солнцевского суда/ РИА Новости

Напомним, днем 16 июля на улице Авиаторов в Москве девушка за рулем Mazda сбила трех детей, которые переходили вместе со взрослыми дорогу по нерегулируемому пешеходному переходу. Пятилетний мальчик погиб на месте, трехлетний ребенок умер на следующий день в больнице. Девятимесячный младенец получил травму головы. После задержания Башкирова раскаялась в содеянном и признала вину. С места происшествия она не скрывалась, была трезва, что подтвердила экспертиза. В общем, никаких отягчающих обстоятельств в этом деле не было. Суд сначала назначил ей в качестве меры пресечения домашний арест.

Но после того, как умер второй ребенок, отправил ее под стражу. При этом тяжесть ее деяния, по сути, не изменилась — средняя. Однако мера — суровая.

Напомним, что накануне этого происшествия произошло громкое ДТП с блогером Эдвардом Билом, а еще раньше отгремела история с актером Михаилом Ефремовым. Кстати, актер все время следствия был под домашним арестом, и это при том, что его преступление, несмотря на то, что в результате погиб один человек, считается тяжким. Потому что наказание за нарушение правил в нетрезвом виде, повлекшее смерть человека, наказывается заключением на срок от 5 до 12 лет.

По настоянию прокуратуры суд отказал в рассмотрении дела Башкировой в особом порядке, который предусматривает судебное следствие без изучения доказательств и допроса свидетелей в связи с признанием подсудимым своей вины.Статья за нарушение правил, повлекшее смерть двух и более лиц, предусматривает принудительные работы на срок до 5 лет либо лишение свободы на срок до семи лет. И все это с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. То есть суд, назначив ей пять лет лишения свободы, с 2,5 годами запрета на управление транспортными средствами, и частично удовлетворив гражданские иски на сумму 4 миллиона рублей, излишнего гуманизма отнюдь не проявил. Наказание — близкое к максимуму, возможному по этой статье. Однако прокуратура настаивает на своем: 6 лет колонии, 3 года лишения прав, и все это с удовлетворением гражданских исков в полном объеме (сумма не называется).

Суд определил Башкировой наказание, близкое к максимуму, положенному по предъявленной статье

По всей видимости, требование сурового наказания — игра на публику, требующую жертв, а не на соблюдение законности и соразмерности наказания совершенному деянию. Понятно, что девушка виновата в причинении смерти. Но еще раз оговоримся, в смерти по неосторожности. Да, она не выполнила требования правил снизить скорость до полной остановки, когда автомобиль в соседнем ряду перед пешеходным переходом начал останавливаться. Она должна понести наказание. Но — соразмерное содеянному и с учетом ее раскаяния и прочих смягчающих обстоятельств. Напомним историю с блогером Билом. Ему в итоге назначили ограничение свободы на два года, а также лишение прав на три года. Потом прокуратура обжаловала это решение в связи с чрезвычайной мягкостью наказания.

Но стоит напомнить, что Бил извинился перед пострадавшими, компенсировал вред, признал свою вину, заключил соглашение с пострадавшей. Она даже написала заявление о том, чтобы в его отношении прекратили уголовное дело. Но ни следствие, ни прокуратура, ни суд это ходатайство не учли. Хотя Верховный суд не раз указывал, что если требования статьи 76 УК выполнены, то нельзя отказать в примирении сторон.

Как поясняет адвокат Сергей Радько, это не единичные случаи, когда общественное мнение влияет на суды, на следователей и прокуроров. По мнению юриста Сергея Смирнова, эти случаи — показатель слабости судебной системы и ее зависимости от общественного мнения. А потому высок риск, что при пересмотре дела суд примет сторону прокуратуры и назначит более суровое наказание, хотя уже и весь шум вокруг этого дела улегся. И уже давно никто не требует крови.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика