Жители алтайского поселка просили чистой воды, а получили штраф

А все-таки жаль, что «Прямая линия» бывает только раз в году. Этот случай коллеги непременно вывели бы в эфир. Уж в «зеленую папку» президента он точно попал бы. Сегодня эта абсурдная ситуация попадает уже на страницы федеральных СМИ, «Российской газеты».

 Жители алтайского поселка просили чистой воды, а получили штраф

Жители алтайского поселка просто хотели попросить чистой воды, а получили протокол из полиции и штраф. Фото: Максим Ломакин

31 октября жители барнаульского поселка Сибирская долина решили в очередной раз докричаться до местных властей: пить дальше такую воду невозможно!

Кто-то предупредил полицию о коллективной фотосессии с плакатами. На месте сбора, около магазина, уже дежурили полицейские и сразу заявили активистам: "У вас есть три минуты". Люди растянули плакаты "Хотим чистой воды", "SOS", "Устали ждать", "Кто нам поможет?". Через три минуты после фотографирования мирно пошли по домам.

А дальше (внимание!) в полиции через пару часов решили, что это был несанкционированный пикет, и составили протокол на мать троих детей Диану Заварзину и ее сына Максима Ломакина, мальчик был с фотоаппаратом.

Вся страна отмечала государственный праздник, но именно 4 ноября Центральный районный суд Барнаула признал Диану Заварзину виновной в совершении административного правонарушения ("Вовлечение несовершеннолетнего в участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния") и оштрафовал ее на 15 тысяч рублей. Теперь Максима Ломакина должны поставить на учет в ИДН. Формально для местной власти все по закону.

А разве не по закону люди требуют чистой воды? Почему никто не оштрафовал до сих пор водоснабжающую организацию?

У жителей пригородного поселка давно лопнуло терпение, они "устали ждать" реальных мер со стороны властей и надзорных органов.

Жители поселка решили в очередной раз докричаться до местных властей: пить дальше такую воду невозможно! В ответ — полицейский протокол

24 июня этого года сибдолиновцы перекрывали проезд по Змеиногорскому тракту, чтобы привлечь внимание властей. Тогда прокуратура Барнаула организовала проверку, результаты были переданы в полицию.

В прокуратуре края сообщили, что предстоит выяснить законность действия городских властей. В администрации города прошло совещание, мэр Вячеслав Франк поручил проработать вопрос модернизации существующей системы водоснабжения.

А потом в кабинетах как-то все затихло. А в кранах жителей Сибирской долины продолжала течь вонючая желтая жидкость с повышенным содержанием железа и марганца, не соответствующая нормам СанПиН (есть заключение от Роспотребнадзора). Еще деталь, на которую прокуратуре надо обратить внимание. Скважину строили за счет жителей поселка, но позже ее каким-то образом переписали на неких физлиц.

— Иногда кажется, что поставщик нас просто травит без фильтров. При этом выставляет тариф за воду, как за питьевую. Она подходит только для технических целей — полы мыть, обувь грязную да огород полить. Такая вода — гибель для стиральных машин и всей домашней техники. Для питья мы покупаем бутилированную воду. Семья у меня большая — муж, трое детей и моя мама. В месяц на воду улетает до 5 тысяч рублей. Надоело так, что я решила: заплачу штраф и пойду на любые общественные работы, лишь бы власти слышали людей не перед выборами, а каждый день, — говорит "РГ" Диана Юрьевна.

Штраф мог быть в два раза больше. Но судья Денис Быхун, похоже, учел положительные характеристики, которые дали Заварзиной в совете ТОС "Сибирская долина" и в школе, где учатся ее сын и дочь: "уравновешенная", "коммуникабельная", "имеющая активную жизненную позицию", "всегда является правой рукой учителя", "оказывает помощь в организации различных воспитательных мероприятий"…

Легче послать наряд полиции, выписать штраф и всем вместе так и жить с грязной водой. Продолжая писать планы и отчеты

Эта история, идущая вразрез со здравым смыслом, моментально получила широкую огласку в местных СМИ и соцсетях. Барнаульцы в многочисленных комментариях поддержали жителей Сибирской долины.

На октябрьскую фотосессию оперативно отреагировал региональный следком. Организована доследственная проверка. В ведомстве сообщили, что ситуация может быть квалифицирована по ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей). И городская власть наконец-то пообещала конкретную поддержку. Но пока на словах. На одном из местных телеканалов глава администрации Центрального района Барнаула, к которому территориально относится поселок Сибирская долина, Максим Сабына заявил, что направлена бюджетная заявка на выделение в 2022 году 6 миллионов рублей для последующего изъятия земельного участка под строительство водонапорной башни со станцией водоочистки.

— Получается, власти признали свое предыдущее бездействие и волокитство, а мы предъявляли обоснованные требования, — убеждена Диана Заварзина.

Вот такая история. Легче послать наряд полиции, выписать штраф и всем вместе продолжать жить с грязной водой. Продолжать писать планы и отчеты, рапортовать выше и выше, но в упор не видеть реального человека на земле, которому не хватает элементарного — чистой воды.

На самом деле этот реальный человек Диана Заварзина, мать троих детей, "положительно характеризуется" не только в зале судебных заседаний.

Общественное мнение реально встало на ее сторону. Ведь власть не в кабинетах…

Компетентно

Члены Ассоциации юристов России, к которым "РГ" обратилась за консультацией, своими ответами немного разочаровалисстроили. Да,: с формальной точки зрения к людям можно предъявить претензии. Во-первых, как подчеркнула член АЮР Мария Спиридонова, фотосессия может иметь неприятные правовые последствия для ее участников в случае нарушения противоэпидемиологических правил. Сегодня с этим строго. Но даже если граждане соблюли все санитарные ограничения, есть "во-вторых": наказать могут за несанкционированное публичное мероприятие.

"В случае, если граждане массово собрались в определенном месте для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем и не согласовали проведение указанного мероприятия, то санкции последуют за нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования по ст. 20.2 КоАП", — сказала Мария Спиридонова.

Увы, в некоторых случаях даже фотосессия может быть приравнена к митингу. "Согласно закону, публичное мероприятие — это определенное действие с привлечением широкого круга лиц, — говорит член АЮР Асия Мухамедшина. — Так как жители имели целью фотосессии обращение к властям, то это действие можно отнести к публичным мероприятиям".

А публичное мероприятие необходимо согласовывать. Юристы особо обращают внимание на этот момент: не просить разрешение, а именно согласовывать. То есть надо только уведомлять власти, мол, собираемся там-то и там-то, в такое-то время. Запрет возможен только по каким-то веским причинам. Сложно представить какие-либото законные основания, по которым местные власти могли бы не согласовать двухминутную фотосессию.

Так что, строго говоря, организаторы съемки были неправы, не подав официальную заявку. Однако роще всего обвинить простых людей. И чиновники отчего-то очень часто выбирают именно этот простой путь. Юристы напоминают про другую норму, о которой часто забывают чиновники (но про нее нередко напоминает Верховный суд РФ): не может считаться правонарушением действие, формально нарушающее закон, но не представляющее общественной опасности. То есть — малозначительное нарушение. "При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием", дословно сказано в КоАП.

Иными словами, не закон заставляет штрафовать людей, пытающихся всеми способами достучаться до граждан начальников. Наказывают людей чиновники по своей воле, доброй или недоброй. Интересно было бы послушать их объяснения: в чем же в данном случае заключается общественная опасность деяния? Люди настолько устали от плохой воды, что готовы на столь вопиющий проступок, как собраться вместе на пару минут и сфотографироваться. Ужас? В глазах чиновников, видимо, да.

Подготовил Владислав Куликов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика