Подзабытый у нас Горький изменил жизнь писателя из Кувейта

На книжной ярмарке в Шардже многое зависит от женщины

В столице эмирата Шарджа продолжает работу 40-я Международная книжная ярмарка, где богато представлена литература Ближнего Востока и Северной Африки. Выяснилось, что в арабском мире женщины могут сделать многое, а русский роман способен изменить жизнь отдельно взятого человека.

Подзабытый у нас Горький изменил  жизнь писателя из Кувейта

Автограф-сессия за стеклом. Фото: Светлана Хохрякова

Патронирует ярмарку эмир Шарджи доктор Султан бин Мухаммад Аль-Касими, который известен как покровитель искусства, ученый, драматург и писатель. Его дочь — принцесса Бодур Аль-Касими — возглавляет Международную ассоциацию издателей. В сентябре она приезжала в Москву на Всемирный конгресс Международного совета по детской книге. А теперь с ней встретился президент российского Книжного союза Сергей Степашин, побывавший на открытии ярмарки в Шардже. В результате наметилось культурное сотрудничество, в частности, перевод русской классической и современной литературы на арабский язык. Степашин предложил Шардже и Санкт-Петербургу стать городами-побратимами, как это было распространено в советское время. Российских издателей пригласили на сафари в пустыню, где они смогли наладить личные контакты, без которых на Ближнем Востоке ничего не решается. Российский стенд, появившийся в этом году в Шардже, не так роскошен, как представительств Кувейта или Саудовской Аравии, полки которых сияют золотом букв и яркими обложками, но само присутствие среди участников ярмарки — уже прорыв.

Женщины правящей династии Шарджи стали настоящими двигателями культуры. Помимо дочери эмира очень активна в этом отношении и его племянница Любна Халид Аль-Ксими — первая женщина-министр в ОАЭ, обладательница докторской степени. Местные жители рассказывают, что у нее сеть книжных магазинов, витрины которых так великолепны, что напоминают художественную выставку.

В состав российской делегации вошли в основном поэты и писатели Татарстана и Кавказа. Среди них — председатель Союза писателей Чеченской Республики Кант Ибрагимов, Алия Каримова, Ленар Шаехов, Шамиль Идиатуллин из Казани, поэт, переводчик Максим Амелин, издатели из Москвы. Они презентовали антологию современной литературы народов России, переведенные на арабский язык сочинения российских авторов, в частности «Сказки зайца» и рассказ «На Харибском перевале» Гамзата Изудинова, поучаствовали в дискуссии о национальной идентичности, проблемах художественного перевода, особенностях написания стихов на национальных языках. Отдельно представили аварскую, черкесскую, карачаевскую литературу. В Шардже особый интерес вызывает детская литература, о чем свидетельствуют многочисленные стенды и многообразие программ и мастер-классов для школьников, проходивших с 9 утра до позднего вечера. Даже ближе к полуночи можно было встретить на ярмарке мальчиков 5–10 лет, которые волокли по полу пакеты с книгами. Поэтому и Россия представила искусство книжной иллюстрации для юных читателей.

Подзабытый у нас Горький изменил  жизнь писателя из Кувейта

Кувейтский писатель Талеб Алрефай. Фото: Светлана Хохрякова

Европейцы привезли на ярмарку уникальные манускрипты, выставили их в застекленных витринах и по пожеланию заинтересованных посетителей извлекали наружу, надев белые перчатки. Среди раритетов — Коран ручной работы, изготовленный, предположительно, в Иране или Ираке. Его страницы покрыты тонким слоем золота, на который черной краской естественного происхождения нанесен текст священной книги. Массивную золотую оправу еще одного манускрипта украшал портрет Коперника и полудрагоценные камни. По внешнему виду фолиант напоминал православную икону. Некоторым раритетам по 200–300 лет, и они позиционируются как самые важные научные книги в истории человечества.

Почти каждый день на ярмарке представляли свое искусство кулинары-писатели из разных арабских стран. На глазах у публики они демонстрировали процесс приготовления своих фирменных блюд. Сирийскую кухню представляла Зейна Аббуд, которая не только прекрасный повар, но и писатель, известный блогер, разбивающая в пух и прах примитивные представления о женщинах Востока. На наших глазах она приготовила десерт, используя рецепт своего отца. Она — все равно что наша Юлия Высоцкая в России, пользуется популярностью в арабских странах. О том, что Интернет все больше овладевает умами на Ближнем Востоке, свидетельствует приезд на ярмарку 27-летнего египетского ютубера Ахмеда Эль-Гандура. Он — выпускник Американского университета в Каире, снимает видео, где перевоплощается в разных персонажей, выступает с зажигательными лекциями, рассказывая о важных вещах легко и весело, за что его называют популярным учителем. В зависимости от аудитории делает это на арабском или английском языках. Никто, даже недавний нобелевский лауреат, не собрал такого количества публики. Невозможно даже привести российский аналог, кто бы из российских писателей и стендап-комиков мог бы так заинтересовать огромную и разношерстную аудиторию.

63-летний писатель из Кувейта Талеб Алрефай удостоен на ярмарке титула «Культурная персона года» за свои литературные достижения, а именно шесть сборников рассказов, три романа и одну пьесу, за то, что стал связующим звеном между арабской и западной культурой. Он сделал неожиданное признание о влиянии, которое оказал на его жизнь роман «Мать» Максима Горького, и говорил об этом как поэт. Образ лодки, плывущей по реке жизни, сопровождал его выступление. Так вот эта лодка изменила свой курс после знакомства с прозой Горького еще в детстве. Талеб работал инженером до 1990-х годов, прежде чем перешел в Национальный совет Кувейта по культуре, литературе и искусству, в чем отчасти тоже просматривается жизненный путь Горького.

«Благодаря роману «Мать» я открыл для себя другой мир, — рассказал Талеб Алрефай. — Это удивительно! Благодаря Максиму Горькому я узнал о том, что есть какая-то другая жизнь и культура. Я же воспитывался в Кувейте и не представлял, что может быть как-то иначе. Лучший способ узнать о людях и их жизни — это читать о них. Роман Горького встряхнул «мою лодку». Я понял, что есть совсем другой мир, сильно отличающийся от того, к которому мы привыкли в Кувейте. Я прочитал «Мать» в арабском переводе. А потом уже познакомился с творчеством других русских писателей — Пушкина и Толстого, которые тоже на меня повлияли, как повлияли Бальзак, Зигмунд Фрейд и аргентинский писатель Эрнесто Сабато». Все это тем более удивительно, что у нас произведения Горького в последние годы не вызывают особого интереса, хотя он выдающийся писатель.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика