Уникальные письма Никулина нашли на улице и передали в музей цирка

Дэвид Ларибле: «Станиславский не имеет никакого отношения к мастерству клоуна»

В Большом Санкт-Петербургском цирке им. Чинизелли прошел фестиваль «Лучшие клоуны мира», посвященный 100-летию Юрия Никулина. Пригласили на него клоунов со всего мира, насколько это возможно в нынешних условиях. На выставке представили письма Никулина, адресованные фронтовому другу и найденные на улице бездомным человеком.

Уникальные письма Никулина нашли на улице и передали  в музей цирка

Письма Никулина фронтовому другу. Фото: Светлана Хохрякова

Мы привыкли к тому, что клоуны выходят в перерывах между номерами, пока идет смена ковра, заполняя своими репризами паузы. Но в этот раз все было иначе. Несколько десятков клоунов стали героями дня. Особенно впечатлил их общий выход на манеж за несколько часов до представления, когда они общались друг с другом. На фестиваль приехали внуки Юрия Никулина – Максим и Юрий, старейшие сотрудники цирка  из разных городов. 

В следующем году исполнится 145 лет цирку на Фонтанке, а в 2027-ом широко  отпразднуют 150-летие. Это самый первый  каменный цирк в России. Тот, что в Саратове — цирк братьев Никитиных – первый деревянный. Торжества пройдут по всей стране, как это было теперь, в  год столетнего  юбилея Юрия Никулина, когда в каждом цирке приготовили что-то особенное. На Фонтанке организовали выставку, где представили письма Никулина к своему фронтовому другу Ефиму Лейбовичу из Ленинграда, Ефимушке, как называл его Юрий Владимирович.  Обратный адрес всякий раз менялся: Пермь, Куйбышев, другие города. И всегда на конверте была надпись: «Цирк, Никулину». Все это эпистолярное наследие  чудом попало в музей. Письма после смерти адресата выкинули, а  живший на улице человек  принес их в музей. В музее рассказывают, что название «клоун» происходит от слов «деревенщина», «мужлан». Посетители выставки  на вопрос экскурсовода,  кто такой Никулин, чаще всего отвечают: «Артист». Вот что значит кино. 

По словам Эдгара Запашного, клоуны очень востребованы, ни цирковое шоу без них не обходится, но есть проблемы, связанные не с  мастерством, а  с комплексной работой. Не хватает режиссеров, требуется популяризация профессии, чтобы имена  клоунов знали. «Телеканалы делают звездами  артистов разговорного жанра, но безмолвно шутить гораздо труднее, — считает Эдгар Запашный. —  В цирке есть необходимость именно в этом приеме, особенно в столичных городах, где 30-40 процентов зала — иностранцы. Если делать только голосовые шутки, то часть публики  их просто не поймет. Стагнация в клоунаде есть. А сейчас на манеже вы видите сорок клоунов, имеющих  возможность общения, и это огромный стимул.  Они видят чужие взлеты и неудачи, что заставляет провести серьезную работу  над собой. А молодое поколение, увидев все это на фестивале,  поймет, что клоунада —  востребованная профессия. Если ты себя где-то проявил, то точно будешь обеспечен  контратами на два-три года вперед. Сам я много усилий прилагаю к тому, чтобы наши клоуны становились известными. Сегодня проще снять штаны на Красной площади и проснуться знаменитым, нежели  чего-то достичь в своей профессии». 

Среди участников шоу — дуэт «Пакуин младший и Анхело» из Мексики. Как считает его старейшина Артуро Перес Рамирес, задача клоуна – показать, что эмоции часто имеют мало общего с разумом и логикой. Клоун, по его мнению, человек эмоций. Глейстон Гинер из Бразилии, а на манеже – просто Буби, всегда выходит в полосатых штанах  и ковбойской шляпе. Это его фирменный стиль. На нем несколько рубашек, и он может мгновенно их снимать. Трусов тоже несколько, и клоун готов ими поделиться с кем-то из зрителей. Ноги у Буби похожи на елки от торчащих «волос». 

Уникальные письма Никулина нашли на улице и передали  в музей цирка

На манеже — Юрий Никулин. Шоу начинается. Фото: Светлана Хохрякова

Трио из Киргизии под руководством Атая Омурзакова выступает с номером, навеянным фильмом «Ночь в музее». На манеже появляется фараон, в образе которого 16-летний артист, напоминающий гуттаперчивого мальчика. Такое ощущение, что он без костей. Рядом – 18-летний самурай и  воин из китайской «терракотовой армии» в исполнении руководителя коллектива. Россию представлял клоунский дуэт «Джемелли», то есть «Близнецы», под руководством Юрия Филатова. Он напоминал о дореволюционном цирке. Приехал и только-только появившийся дуэт «Биг Бен» под руководством Натальи Майхровской — туристка с гусем и полицейский. Владимир Саптеев, ставший стражем порядка, еще недавно  дрессировал кенгуру. Трио «Стэп&Джаз» под руководстовом Сергея Просвирнина состоит из представителей трех поколений – 43 года отдавшего цирку отца,  его сына и внука.  Эркин Саралаев из  цирка Никулина на Цветном бульваре с 9 лет на манеже, но у него за плечами солидный опыт: начинал как акробат, артист юмористического жанра,  стал соло-жонглером. Свой успех он объясняет трудолюбием: «В цирке нет блата или протеже. О том, как ты выступаешь, свидетельствуют аплодимсменты в конце номера». 

Открывал представление «клоун клоунов» Дэвид Ларибле. Родом он из Италии, но давно стал человеком мира. Дэвид — артист в седьмом поколении, лауреат международных фестивалей циркового искусства, обладатель титулов «Золотой клоун» и «Серебряный клоун» в Монте-Карло. Он играет на шести музыкальных инструментах, свободно говорит на шести языках, включая английский, португальский, французский, родной итальянский. Дэвид Ларибле  выводит из зала мальчишку, дает ему бутылку с водой, и они вместе набирают ее в рот и начинают   фонтанировать, обливая публику, конечно, не по-настоящему. Кепка с головы клоуна паает на плечи, перекатывается, пока не попадает за шиворот.  

Дэвид Ларибле считается в клоунаде первооткрывателем интерактива с публикой. Дважды довелось видеть его выход с одним и тем же номером. Каждый раз он выводил на манеж кого-то и зрителей, и возникал интересный эффект. Казалось, что это одни и те же заранее подготовленные люди. Но стоило их  сравнить с героями сделанных накануне фотографий, как становилось понятно, что просто у них один типаж. В первый день это была блондинка в джинсах и белом свитере. На трибунах за ней наблюдали девочки-двойняшки. Во второй день выходила брюнетка, которую дожидался у манежа ребенок с ограниченными возможностями. А вот фигура и одежда новой участницы номера напоминали героиню  первого дня. Полный мужчина с  животом как желе, который быстро осваивался в непривычном пространстве, тоже казался копией того, что выходил накануне. Но и это иллюзия. Все честно и без обмана.  

Перед началом второго представления удалось поговорить с Дэвидом Ларибле в его гримерке. Он держал на руках собачку и еще не успел наложить грим. 

— Никто не может быть лучше всех и возвышаться на вершине. Все это условности. Я такой же, как и все, — объясняет Ларибле значение своего титула «клоун клоунов». – Начиная карьеру, я пытался соединить три направления – итальянскую школу, советскую, которую знал по выступлениям Юрия Никулина, Карандаша, Олега Попова, Андрея Николаева, Анатолия Марчевского, и практику уличных клоунов. Клоунада – искусство синтеза.  

Уникальные письма Никулина нашли на улице и передали  в музей цирка

Дэвид Ларибле в гримерке. Фото: Светлана Хохрякова

— Насколько близко искусства клоуна и драматического артиста?

— Всегда в драме есть комедия, а в комедии — драма. Клоун обязан уметь делать то и другое, заставить вас смеяться, а иногда заплакать. Он должен играть вашими эмоциями. 

— А по технике клоунада отличается от актерского мастерства?

— Станиславский не имеет никакого отношения к мастерству клоуна. Мы создаем своего персонажа самостоятельно. Каждый из нас сам себе хореограф, драматург и актер. Мы совмещаем все эти ипостаси.  Клоуны  — прямые наследники комедии дель арте. Они все время разные. Нельзя быть  одинаковым, каждый раз надо  делает что-то новое. Наша профессия никогда не заканчивается. Даже если ты одарен он природы, приходится  много работать.  

Мы разговариваем с гендиректором Росгорцирка Сергеем Беляковым. Он и сам руководил цирком в  Нижнем Тагиле и о специфике работы клоуна хорошо знает.   

— Второе название клоуна – коверный. Знаете почему? Допустим, выходят лошади, меняется ковер, и чтобы не возникло паузы, коверный появляется на манеже и смешит публику. Смешить людей очень сложно, поэтому хороший клоун очень востребован.  

— Я сегодня наступила на ковер, и мне тут же инспектор манежа сделал замечание. Потом я его неправильно назвала, и меня опять поправили. Это так существенно?

— Это все равно, что домой зайти с улицы в ботинках. Жена сразу же сделает замечание. В цирке масса примет. Например, никогда нельзя садиться спиной к манежу. Это же священный круг. На него выходили тысячи людей, там кто-то погибал. Если садишься на барьер, то обязательно  лицом к манежу.  

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика