Сокамерник раскрыл обстоятельства смерти в СИЗО экс-спецназовца ФСБ Воскресенского

«Произошла потасовка, он упал и стал задыхаться»

Сокамерник внезапно умершего в СИЗО «Матросская тишина» 55-летнего экс-спецназовца «Альфы» Андрея Воскресенского рассказал членам ОНК Москвы о потасовке между ними, которая спровоцировала смерть. Мужчина сейчас сидит в карцере, считает, что на него оказывается давление со стороны… заключенных. А следователи ему грозят возбуждением уголовного дела по статье 111 УК РФ «причинение тяжкого вреда здоровью».

Сокамерник раскрыл обстоятельства смерти в СИЗО экс-спецназовца  ФСБ Воскресенского

Фото: Михаил Ковалев

Напомним, что Андрей Воскресенский, по версии следствия, входил в группировку бывших сотрудников спецназа ФСБ «Альфа», которая специализировалась на похищениях и убийствах бизнесменов. После ареста он находился в «Матросской тишине». Что примечательно, его поместили в одну камеру с человеком, который уже был осужден по 161 статье УК (грабеж), правда, к нему в тот раз применили меры принудительного психиатрического лечения: отправили не в колонию, а в закрытую психбольницу. В тот раз выяснилось, что он не был вменяем в момент совершения преступления. 

Владимир (фамилию не называем по этическим соображениям) вылечился, был освобожден и вскоре попался за новое преступление – теперь уже по статье 162 (разбой). Формально содержание вместе ранее осужденного и впервые привлекающегося (а данных о том, что Воскресенский имел судимость, нет) – противоречит закону.

Владимир страдает эпилепсией, отеком головного мозга. Сам он рассказывает, что перенёс в детстве травму, из-за чего не всегда понимает, что происходит. Примечательно, что, по его словам, некоторые заключенные причисляли его к «низшей касте» и оказывали на него давление. С учетом этих обстоятельств поместить Владимира вместе с Андреем Воскресенским само по себе было рискованным.  Оба находились в двухместной камере, в которой было тесно даже одному (так уверяет сосед). 

— Я убирался за обоих, но это потому, что у него травма шейки бедра, — рассказывает Владимир. – Всю работу выполнял. Относился он ко мне плохо, с высока.  У нас были конфликты. Месяц назад он решил, что я украл у него картошку. Надавал мне пощёчин.  Оперативник знал о конфликте.  Но он сказал примерно так: «Пожмите друг другу руки и живите мирно».  После этого я стал меньше общаться с Андреем, понимал, что раздражаю его. Он такой на вид – бодибилдер, а я …

Как уверяет заключенный, в день трагедии он рассыпал что-то из съестного, Воскресенский стал на него кричать.

— Я отвечал: «Андрюша, все равно убираюсь только я. Я все замету». Но он провоцировал… Произошла потасовка, он упал и стал задыхаться. Я пытался оказать ему помощь, массировал сердце. Стучал в дверь камеры, чтобы прибежали медики.

Однако спасти Воскресенского не удалось. Владимира поместили в карцер. Причем, по его словам, он не принимал участие в комиссии, не был ознакомлен с ее решением и не был осмотрен медиками. 

Членам ОНК показали постановление о водворение в карцер, где стоят росписи Владимира. По мнению правозащитников, они сильно отличаются друг от друга.  Что касается оперативника, тот уверяет – о конфликте не знал, просьб о расселении не поступало. Служебная проверка, вероятно, даст ответ – можно ли было предотвратить трагедию. Правоохранительные органы также проводят мероприятия, по итогам которых будет принято решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела против сокамерника. 

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика