Эрдоган щекочет нервы Путина в подбрюшье России

Эрдоган щекочет нервы Путина в подбрюшье России

По словам турецкого эксперта Гюнея Йылдыза его страна отказались от активной экспансии в Средней Азии. Причина в том — Москва, которая блокирует политические инициативы Анкары в этом регионе. Эксперт, помимо того, что он турок, еще член клуба «Валдай», сотрудник Центра прикладных исследований Турции при Немецком институте международных отношений в Берлине. Может, правду говорит?

По его утверждению Турция по-прежнему использует «мягкую силу» в Средней Азии. Но раньше она действовала куда активнее. После развала Советского Союза, политика Анкары была гораздо амбициозней. Тогда турки с энтузиазмом налаживали там всевозможные связи, выгодные для своей страны: строили школы, детские сады, мечети, культурные центры, дома престарелых. Открывались международные организации и культурные центры. Однако все это вызывало недовольство Москвы, продолжающей если не контролировать происходящее в бывших республиках СССР, то, по крайней мере, присматривать.

Выходит, Турция снизила активность, не желая в одиночку «бросать вызов» России, заходя на территорию Средней Азии?

Старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО и отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сотников напоминает, что пока официального подтверждения изменения курса Анкары в Средней Азии не поступало:

— На самом деле, сейчас не просматривается такой ситуации. Ни чего не говорил по этому поводу ни Реджеп Тайип Эрдоган — обычно он с такими инициативами выступает лично, ни министр иностранных дел, который иногда озвучивает точку зрения президента Турции. Поэтому к высказыванию политолога нужно относиться осторожно. Если бы Турция действительно официально решила сдержать свои амбиции в Средней Азии, можно было бы говорить о том, что в политике Турции начинаются кардинальные изменения.

Но у Эрдогана давние планы включить страны Центральной Азии в орбиту своей политики. Он вынашивает и активно пропагандирует идею создания так называемого «тюрского мира».

«СП»: — Возможно, слова турецкого эксперта должны были успокоить Россию и русских?

— Может быть. Нужно понимать, какие у эксперта источники информации. Если она исходит из официальных кругов — это одно. Если это личное суждение — это другое. Вообще, сейчас у Турции и России много точек соприкосновения: в Сирии, в Ливии, в основном это горячие точки.

Средняя Азия — тоже зона совместных интересов. Турки наращивали здесь свое присутствие, а это не то, что мы хотим. Мы намерены сами укреплять партнерство между нашей страной и среднеазиатскими государствами…

Стать лидером в тюркоязычном мире Турции мешает и перманентный финансовый кризис. Президент Эрдаган ведет рискованную игру на многолетнем ослаблении турецкой лиры, а это может плохо кончиться. Экономисты прогнозируют скорую финансовую катастрофу. В этих условиях давно запланированная личная встреча турецкого президента с другими главами государств, членами Тюркского совета, все время откладывается. В этот совет кроме Турции входят Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Азербайджан.

Возможно, президент Реджеп Тайип Эрдоган опасается, что прилети он в Казахстан, тут же последуют новые российские санкции, наподобие запрета импорта помидоров, или отмены полетов в его страну. Новый туристический сезон, вместо того, чтобы как раньше принести туркам до 40 миллиардов долларов, опять может закончиться неудачей. Приходится выбирать: либо «русо туристо», либо пантюркизм.

А собственно, что хорошего в этом пантюркизме? Главное — это 200 миллионов сравнительно молодых энергичных людей, разговаривающих на диалектах тюркских языков и худо-бедно понимающих друг друга. Да, молодых, судя по многочисленным азиатским гастарбайтерам, разносящих пиццу и подметающих улицы. Тот, кто сумеет возглавить этот анклав, повести миллионы за собой, обретет истинное величие, сопоставимое с величием Чингисхана и Тамерлана.

При этом в Турции низкие процентные ставки и дешевые кредиты. В большинстве стран мира из-за коронавируса падает ВВП, а в Турции — растет. Так что величие уже рядом, но… возможно скоро все лопнет, как мыльный пузырь.

Одна надежда на китайские кредиты. А у китайцев и своих забот полон рот. Турция и Китай — партнеры, но у каждой страны свои интересы. Они нужны друг другу, в основном, конечно, Китай нужен Турции. Но в то же время у турок есть обязательства по отношению к тюркоязычным уйгурам, китайским мусульманам, численность которых составляет, ни много ни мало, 50 миллионов человек.

Политолог, востоковед Станислав Тарасов согласен с утверждением о снижении турецкой активности в Средней Азии, но только с оговоркой:

— «По сравнению с тем, что было раньше». Некоторое время назад турки действительно добились больших успехов, открывая в Средней Азии турецкие школы и университеты. Кстати, образование в Турции довольно продвинутое. Влияние Турции в этих землях стало заметным. Я сам в этом убедился, посещая Киргизию и Узбекистан. Там вытеснялся русский мир: русская культура и язык. На смену ему повсюду шли турецкие телепрограммы, турецкая система образования, турецкое мышление.

Но это все развивалось при проповеднике Фетхуллахе Гюлене, который вдохновлял экспансию турецкой культуры в государствах Средней Азии. В какой-то момент Эрдоган с ним разругался. Объявил его реакционером, который поддерживает сторонников свержения президента Турции и попытку государственного переворота в июле 2016 года. Сейчас лидеры среднеазиатских государств стали закрывать подразделения созданного Гюленом движения «Гюлен харекети» и учебные заведения. Гюленизм шел под флагом так называемого «пантюркизма». Что касается Эрдогана, то непонятно, с каким движением идет он, и влияние Турции в Средней Азии действительно ослабло.

«СП»: — Тем не менее, турки пару лет назад поддержали китайскую инициативу «Один пояс, один путь».

— Отношение Турции с Китаем — это особая история. Затеяли прорыть новый канал рядом с Босфором, скорее всего, на китайские деньги. Карабахская война начата для того, чтобы пробить коммуникацию между азербайджанским Нахичиванем и Турцией.

Турция подключается к проекту «Один пояс, один путь», предполагая геополитическую переориентацию на восточном направлении. На Западе Турция находится на задворках, в Европу ее не берут, а восточные, в частности, китайские лидеры разговаривают с Эрдоганом на равных, теша его амбиции.

Кроме того, Китай могущественное государство, которое может предоставить кредиты, подставить плечо турецкой экономике, что собственно говоря, и происходит. Так что битва только начинается. Если раньше это были долгоиграющие гуманитарные программы, то сейчас чисто коммерческие проекты…

Точно так, как энергичные турецкие продавцы на рынках впаривают покупателями нехитрые товары, транснациональные компании Турции активно развивают проекты в бизнесе. И в строительстве, и в промышленности: добывающей, пищевой, в энергетике, и в инфраструктурных отраслях экономики тех стран, из которых Россия когда-то необдуманно ушла.

Но бизнес не должен мешать политике, или политика — бизнесу. Продолжается охота на «шпионов Гюлена». Буквально недавно в Киргизии похитили и увезли в Турцию некоего Орхана Инанды, который долго жил в Киргизии и даже получил гражданство этой страны. Пропал однажды ночью.

Вскоре президент Турции сообщил, что спецслужбы страны доставили его в Турцию с мешком на голове. В Бишкеке заявили, что будут требовать возврата своего гражданина. Это их право, но скорее всего большого международного резонанса не случится.

Кто такой этот Инанды? Учредитель 16 лицеев, международного университета, международной школы, четырех неполных общеобразовательных школ. На сегодня в них учатся более десяти тысяч школьников и студентов. Турция заявляет, что основателем сети является тот самый скрывающий в США проповедник Гюлен, организации и учреждения которого Анкара считает террористическими.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика